Московский иняз им. Мориса Тореза / Московский государственный лингвистический университет

Интервью с Яном Бурляй

Ян Бурляй: «Быть дипломатом - значит во многом себя ограничивать и многим жертвовать»

На вопрос нравится ли вам преподавать, думаю, любой преподаватель высшей школы, не задумываясь, ответит: да, конечно! Причины выбора такой профессии будут примерно одинаковые: нравится общаться с молодежью, интересно, нужно готовиться к занятиям, поэтому всегда находишься в тонусе, опять же вопросы, которые студенты могут задать, самые разнообразные и неожиданные, хочешь-не хочешь, а на проблему по-новому взглянешь.

Исключением не стал и Ян Анастасьевич Бурляй, директор Центра ибероамериканских программ Московского государственного лингвистического университета, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол.

Войдя в кабинет Яна Анастасьевича сразу понимаешь: хозяин его – человек необычной судьбы и уж точно необыкновенной профессии. Первый секретарь Посольства СССР в Венесуэле (1978-1985), Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Аргентине(1993 —1996) и Парагвае (по совместительству), в Уругвае (2000 — 2005) и в Эквадоре (2008 - 2015). И это далеко не весь послужной список российского дипломата. Буквально каждая вещь в кабинете Яна Анастасьевича напоминает о Латинской Америке: статуэтка самого крупного грызуна в мире из Аргентины, ключ «Почетного гражданина города» в Уругвае, картина туристического квартала в Буэнос – Айресе , духовое ружье для охоты в джунглях, и календарь с фотографиями самых крупных вулканов мира, в том числе и вулкана Пичинча в Эквадоре, личный подарок фотографа.

Бытует мнение, что между русскими и латиоамериканцами есть немало схожих черт. Об этом писал и замечательный русский поэт Евгений Евтушенко, да и сам Ян Анастасьевич это подтверждает. Добродушие, эмоциональность, гостеприимство – все это можно сказать об обеих нациях. Наверное, поэтому, Ян Анастасьевич, находясь на другом континенте, чувствовал себя как дома.


На первый вопрос в какой из стран, где Ян Анастасьевич служил послом, он хотел бы остаться жить, ответ был четкий: в Уругвае. Почему? Во-первых, мягкий, субтропический климат. Во-вторых, страна находится на привычной для нас высоте над уровнем моря, в отличие, например, от Ла-Паса (Боливия) – 3600м, Боготы (Колумбия) - 2600м, Мехико (Мексика) – 2400м, ну а в-третьих, набережные Монтевидео. Почти все жители ведут здоровый образ жизни и совершают пробежки или велопробежки именно на набережной столицы Уругвая. Нередко бывало, что бегая по набережной, Ян Анастасьевич видел министра иностранных дел на велосипеде. Второй весело его приветствовал криками «Посол!», и оба продолжали движение в своем направлении. И, как можно из этого понять, страна очень демократичная.

В качестве государственного служащего Ян Анастасьевич объездил 22 страны Латинской Америки. Когда он работал в МИДе, его нередко привлекали и к переводческой деятельности. Яну Анастасьевичу доводилось переводить Брежнева, Косыгина, Громыко. Удалось посетить немалое количество стран, будучи членом делегаций МИДа; несколько раз Яну Анастасьевичу даже выпадала честь возглавлять их.

Отдельным сюжетом нашей беседы стал индейский компонент среди населения Латинской Америки, особенно в странах тихоокеанского побережья: Мексика, Эквадор, Перу, Колумбия, Чили, Боливия и Парагвай. Ян Анастасьевич остро его прочувствовал во время своей последней командировки в Эквадор. Не у всех получается быстро найти общий язык с латиноамериканскими партнерами именно из-за того, что у последних другой менталитет, другой образ мышления, другое восприятие этого мира, времени, календаря и, конечно, другое отношение к природе. На кечуа, языке южноамериканского индейского народа, они ее называют не иначе как «мама». В Конституции Эквадора есть даже целая глава, посвященная «Правам природы».

Дипломат – это не просто профессия, это другой стиль жизни, осознанно-выбранный самим человеком. Поступая в МГИМО после школы на факультет международной журналистики, Ян Анастасьевич не ставил перед собой цели попасть на дипломатическую службу. Но, как говорится, от судьбы не уйдешь. На выбор будущей профессии повлияло несколько факторов: с детства у Яна Анастасьевича наблюдалась особая тяга к изучению истории и иностранных языков, и даже несмотря на то, что в школе он изучал немецкий, блестяще освоить испанский и английский для будущего посла не представлялось особой сложности. Следующий фактор - профессии родителей. Нет, они вовсе не дипломаты, как это часто бывает в дипломатических семьях. Мама Яна Анастасьевича была учительницей русского языка и литературы в школе, а отец преподавал в Военно-политической академии имени В. И. Ленина, поэтому в семье был самый настоящий культ литературы: все самые последние новинки, научные журналы, собрания сочинений Гюго, Бальзака, Стендаля…всего и не перечесть. Сестра Яна Анастасьевича – Светлана Анастасьевна Бурляй, которая сейчас заведует кафедрой перевода французского языка МГЛУ. Все это послужило фоном для выбора будущей специальности Яна Анастасьевича.

По окончании университета перед Яном Анастасьевичем, который закончил МГИМО с красным дипломом снова встал выбор: идти в аспирантуру, в советские средства массовой информации или в Министерство иностранных дел СССР. Решение было принято в силу доступа к объективной информации: именно советские дипломаты пользовались правом получать всю, в том числе секретную информацию, по ключевым международным проблемам и Ян Анастасьевич начал свою дипломатическую карьеру.

На вопрос о странах на других континентах, где Ян Анастасьевич хотел бы служить послом, я вновь получила будто бы заранее готовый ответ: Испания, Италия, Сербия, Хорватия, может быть Румыния. Страны, близкие к нам по менталитету, страны, где человека, прежде всего, ценят по его душевным качествам, по его искренности, милосердию, доброте.

Говоря о личностных качествах будущего дипломата, да и вообще любого государственного служащего, Ян Анастасьевич начал с самого главного - ответственности. Чтобы выполнить поручение, надо приложить все силы. Второе – это определенная самоотверженность, придется во многом себя ограничивать. Дипслужба не знает такого понятия как восьмичасовой рабочий день, особенно, если мы говорим о службе за рубежом, тем более – в маленьких странах. Численность посольств не велика. В Эквадоре, например, на службе в посольстве состоит всего лишь 5 дипломатов, не считая самого посла. О самоотверженности Ян Анастасьевич знает не понаслышке. Речь идет, конечно, о семье.

Ян Анастасьевич навсегда запомнил, как однажды зимой в Москве он купил билеты для всей семьи в цирк. Жена с двумя детьми ждали его в подъезде высотки МИДа, и уже спускаясь к ним, дипломат получил срочное задание от начальника, который и выходных-то не признавал, что уж говорить о семейных выходах. Ян Анастасьевич никогда не забудет расстроенный вид своей семьи, когда они услышали, что папа с ними не поедет.

С 1978 по 1885 год Ян Анастасьевич с семьей жил в Венесуэле. Когда его маленького сына спрашивали, кем он хочет стать, когда вырастет, он отвечал: дипломатом! На что взрослые интересовались: знает ли он, чем занимается дипломат. Конечно – слышали они в ответ – ходит на приемы и ест креветки. Как только сыну исполнилось 6 лет, ему нужно было идти в школу, а советским дипломатам запрещалось отдавать своих детей в государственные учебные заведения за рубежом; своей же школы советское посольство в Венесуэле не имело. Поэтому родители были вынуждены оставить маленького мальчика с бабушкой и дедушкой в Москве, заботясь о его будущем. Как назло, в Венесуэле не могли найти замену Первому секретарю посольства СССР в течение полутора лет вместо обещанных шести месяцев. Семья очень тяжело переживала расставание со старшим сыном, а он, видимо, переживал еще сильнее. По возвращении родителей из командировки, счастью всей семьи не было предела. Во время одной из неформальных встреч с друзьями семьи, кто-то вновь обратился к уже подросшему мальчику и спросил: ну а ты кем будешь, когда вырастешь? На что получил не по-детски серьезный ответ: «Кем угодно, только не дипломатом. Потому что я не хочу бросать своих детей». Но если вы спросите, кем сейчас стал сын Яна Анастасьевича, то не поверите: он советник нашего посольства в Италии, несмотря на то, что хотел стать врачом. А его внук учится в МГИМО.

Так и бывает. Главное в жизни – жить в гармонии с собой и выбрать тот путь, который кажется вам самым интересным, несмотря на то, что он может быть длинным и не самым простым. Ведь еще Конфуций писал: "Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни".

Сейчас Ян Анастасьевич Бурляй является преподавателем МГЛУ в Институте международных отношений и социально-политических наук и возглавляет центр ибероамериканских программ.

Материал подготовила студентка 4 курса Переводческого факультета Дарья Ваганова

Система Orphus